fbpx

Ключевые позиции верховного суда касательно защиты прав потребителей банковских услуг

Содержание

  1. Условия и правила, размещенные на сайте, не являются частью кредитного договора
  2. Какой потребитель банковских услуг является «рядовым»?
  3. Ничтожность условий кредитного договора, которые предусматривают оплату действий, которые не являются услугой
  4. Невозврат банком вклада является основанием для начисления пени
  5. Невозврат банком вклада влечет компенсацию морального вреда
  6. Рискованность клиента не является абсолютной основанием для отказа банка в его обслуживании
  7. Заключение

Согласно актуальной судебной практики, действие Закона «О защите прав потребителей» (далее  – Закон) распространяется на банковские услуги, которые предоставляются физическим лицам. Однако очевидным есть также неадаптированность норм Закона в банковских отношений, о чем свидетельствуют многочисленные судебные споры между банками и их клиентами. Поэтому особое значение имеют выводы Верховного Суда (далее – ВС), который играет ключевую роль в применении несовершенных норм Закона в таких спорах.

Рассмотрим выводы ВС по результатам кассационного рассмотрения отдельных дел, которые приобрели ключевое значение для формирования судебной практики.

Условия и правила, размещенные на сайте, не являются частью кредитного договора

Согласно Большой Палате Верховного Суда (далее – БП ВС), подписание правил предоставления банковских услуг и тарифов не свидетельствует о заключении таким образом кредитного договора по правилам ч. 1 ст. 634 Гражданского кодекса (далее – ГК). К такому выводу пришла БП ВС в постановлении от 03.07.2019 по делу №342/180/17.

Суд кассационной инстанции считает, что поскольку правила предоставления услуг и тарифы являются изменчивыми, не является возможным установление их редакции, которая действовала на момент возникновения спорных правоотношений. Более того, банк может ссылаться на наиболее благоприятную для него редакцию. При этом, суд констатировал, что потребитель является слабой стороной кредитных правоотношений, а возложение на него обязанности ознакомления с общими правилами предоставления услуг является чрезмерным бременем, несмотря на их значительный объем и отсутствие у клиента профессиональной подготовки.

Как следствие, ВС признал несдержанной письменную форму праводеяния и, соответственно, несогласие сторонами его цены (процентов за пользование кредитными средствами).

Следовательно, крайне важным представляется соблюдение порядка согласования клиентом всех условий договора с финансовым учреждением – обязательная письменная форма сделки предполагает явное и несомненное согласие обеих сторон с его условиями, которое обычно оформляется собственноручной подписью.

Какой потребитель банковских услуг является «рядовым»?

Вместе с тем, примечательным представляется применение судом в указанном выше постановлении новой для отечественной судебной практики категории «рядовой потребитель». Благодаря этому рассматриваемое постановление является чуть ли не самым цитируемым решением в актуальной практике разрешения споров между финансовыми учреждениями и потребителями.

Не приводя конкретного определения такого субъекта правоотношений как «рядовой потребитель», БП ВС отмечает отдельные критерии оценки, а именно наличие у такого потребителя «обычного уровня образования» и определенного «уровня правовой осведомленности».

Правовой основой рассматриваемого вывода ВС есть решение Конституционного Суда от 11.07.2013 №7-рп/2013, согласно которому потребитель, в частности, в кредитных правоотношениях, находится в уязвимом положении относительно кредитодателя. Вместе с тем, понятие «рядового потребителя» было прямо заимствовано из сложившейся практики Суда Европейского Союза, который квалифицирует рядового потребителя (average consumer) как достаточно информированного, внимательного и осторожного, но с учетом культурных, общественных и языковых факторов, а также личного жизненного опыта потребителя.

Конечно, презумпция неравноправия сторон в сделках с потребителями соответствует передовому мировому опыту. Однако оценочный характер признаков «посредственности» потребителя вместе с отсутствием нормативного регулирования такого субъекта открывает широкое поле для злоупотреблений – пользование финансовыми услугами в любом случае требует определенного уровня финансовой грамотности, а незнание закона не может быть оправданием «небрежности» потребителя.

Ничтожность условий кредитного договора, которые предусматривают оплату действий, которые не являются услугой

Весьма распространенной является практика включения финансовыми учреждениями в кредитные договоры отдельной платы «за обслуживание кредита».

Однако, постановлением от 20.02.2019 по делу №666 / 4957/15-ц Кассационный гражданский суд (далее – КЦС) фактически запретил банкам предусматривать в договоре потребительского кредита любые сборы, проценты, комиссии, платежи и т.п. за действия, которые не являются услугами в понимании Закона – такие положения с точки зрения суда являются ничтожными.

Вывод суда кассационной инстанции базируется на общих положениях Закона о несправедливости положений договора, нарушающих баланс прав и обязанностей во вред потребителю. Правда, по закону, несправедливые условия договора (перечень которых не является исчерпывающим) подлежат признанию судом недействительными, а не определяются как ничтожны.

Невозврат банком вклада является основанием для начисления пени

20.03.2019 БП ВС в постановлении по делу № 761/26 293/16-ц пришла к выводу о наличии оснований для взыскания с банка пени в соответствии с ч. 5 ст. 10 Закона. Этот вывод обоснован тем, что отказ банка выполнить распоряжение клиента по выдаче средств по договору банковского счета влечет наступление ответственности в виде уплаты пени в размере 3% от суммы удерживаемых банком средств за каждый день с момента обращения клиента с требованием их выдачи до дня фактической выдачи.

Таким образом, по содержанию постановления стоимость услуги, на которую начисляется пеня, совпадает с размером удерживаемых банком средств. Поэтому, фактически ВС отождествил сумму вклада и стоимость предоставленных услуг, в понимании Закона, при этом не приведя никаких аргументов в пользу такого вывода. В частности, в постановлении от 20.03.2019 не приведено толкование, употребленного в Законе термина «стоимость услуги», не разъяснено, в чем она заключается и из чего состоит.

Сейчас указанный вопрос передан на решение БП ВС как исключительная правовая проблема, а профессиональное сообщество до сих пор ожидает решения этого принципиального вопроса.

Невозврат банком вклада влечет компенсацию морального вреда

Вопрос, должен ли банк вместе с уплатой пени возмещать потребителю убытки и моральный вред, причиненные неисполнением договора, является отдельным предметом юридической дискуссии.

По предписаниям ст.ст 4, 22 Закона, потребители имеют право на возмещение морального вреда только в случае его причинения опасной для жизни и здоровья людей продукцией в случаях, предусмотренных законом, что непросто приспособить к банковским отношений.

Так, ВС в ряде своих постановлений (в частности, от 24.02.2016 по делу №303/2147/14-ц, от 20.03.2019 по делу №761 / 26293/16-ц) утверждал, что взыскание морального вреда возможно только в случаях, прямо предусмотренных законом, а также при наличии соответствующих условий в договоре, отказывая во взыскании морального вреда за ненадлежащее предоставление банковских услуг.

Однако, БП ВС, отступив от ранее обнародованной позиции, в постановлении от 01.09.2020 по делу №216/ 3521/16-ц пришла к выводу, что нарушение банком обязательства по возврату вклада тождественно недостатку продукции и предусматривает возмещение морального вреда.

БП, ссылаясь на положения ст.ст 16, 23 ГК и исходя из содержания права на возмещение морального вреда в целом, отметила, что компенсация морального вреда должна происходить в любом случае ее причинения, поскольку право на его возмещение возникает вследствие нарушения права человека, независимо от наличия специальных норм.

Рискованность клиента не является абсолютной основанием для отказа банка в его обслуживании

Законодательство о противодействии отмыванию средств дает банку право отказать клиенту в обслуживании. Однако, по мнению ВС, одновременно требуется обязательное обоснование такого отказа.

Так, ВС в своих постановлениях от 29.04.2020 по делу № 910/3245/19 и от 10.12.2020 по делу № 910/507/20 акцентирует внимание на том, что банк не наделен неограниченным правом на отказ от обслуживания клиента путем расторжения договора банковского счета, даже на основании присвоения клиенту неприемлемо высокого риска.

Причем, по делу № 910/3245/19 суд, выбрав сторону истца, обратил внимание, что банк в качестве доказательства правомерности своих действий не предоставил внутреннюю программу управления комплаенс-риском финансового мониторинга, которая как раз должна содержать четкие критерии неприемлемо высокого риска.

Впрочем, ранее ВС в своем постановлении от 20.02.2018 по делу №910/11471/17 признал внутреннюю банковскую документацию по финансовому мониторингу документом с ограниченным доступом. Итак, по мнению ВС, банк не должен знакомить своих клиентов с локальными документами, которые включают, среди прочего, вышеуказанные критерии риска, поскольку это может облегчить осуществление противоправной деятельности клиентами, на противодействие которой и направлены такие документы.

Заключение

Приведенные дела свидетельствуют о том, что практика рассмотрения банковских споров в сфере защиты прав все еще формируется и не является устоявшейся. Вместе с тем, суды, заимствуя мировой опыт правоприменения, должны учитывать отечественные реалии, избегая содействие в злоупотреблении правами как поставщиками услуг, так и их потребителями.

Роман Антонив

Роман Антонив

Старший юрист, адвокат

215

Статьи по теме

Юрист GOLAW, адвокат Наталья Матвийчук выступила спикером вебинара, посвященному теме «Non-compete clause» в Украине.

19 октября 2021 Публикации

Юрист GOLAW, адвокат Наталья Матвийчук выступила спикером вебинара, посвященному...

Читать
Механизмы защиты прав инвесторов в Украине

08 октября 2021 Публикации

Механизмы защиты прав инвесторов в Украине

Читать
Партнер GOLAW Ирина Кальницкая и старший юрист GOLAW Елена Сулима выступили спикерами на «Tax and customs law days»

07 октября 2021 Публикации

Партнер GOLAW Ирина Кальницкая и старший юрист GOLAW Елена Сулима выступили спик...

Читать
Все публикации

Мы используем файлы cookies для совершенствования работы сайта и улучшения Вашего пользовательского опыта.
Политика cookies Настройки cookie

Пожалуйста, внимательно ознакомьтесь с положениями Политики конфиденциальности и обработки персональных данных. Политика cookies.

Я согласен на обработку персональных данных в соответствии с политикой конфиденциальности и обработки персональных данных

Я хочу получать рассылку

Мы используем файлы cookies для совершенствования работы сайта и улучшения Вашего пользовательского опыта. Политика cookies Скрыть настройки